- Представляя в суд заявление, подписанное не подзащитным, а его поверенным, адвокат знал, что действует незаконно Печать

По представлению руководителя Управления Минюста РФ по ХМАО-Югре на основании обращения прокурора Г.  в отношении адвоката Б. возбуждено дисциплинарное производство.

В обращении прокурора Г. в Управление Минюста РФ по ХМАО-Югре указано следующее:

1. Адвокат Б. при рассмотрении П. городским судом уголовного дела по обвинению А., защиту которой он осуществлял, представил поддельное заявление от имени А. о рассмотрении дела в ее отсутствие и о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

2. Адвокат Б. при ознакомлении с материалами уголовного дела в отношении А. сделал в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела запись о том, что мотивированное ходатайство по делу  будет им предоставлено в сентябре2012 г. Когда же дознаватель С. заявила адвокату, что откажет в удовлетворении его ходатайства, поскольку адвокат не «расписал существо самого ходатайства», адвокат Б. сначала отказался подписать этот протокол, а потом покинул кабинет дознавателя вместе с подзащитным.

Прокурор считает, что адвокат мог заявить свое ходатайство еще до ознакомления с материалами уголовного дела или в суде. Он мог это сделать и во время ознакомления с материалами уголовного дела, поскольку, как полагает прокурор, такое ходатайство не  требовало длительной подготовки. По мнению прокурора, адвокат Б. действовал вопреки интересам доверителя М.

Автор обращения просит применить к адвокату Б. меры дисциплинарного воздействия.

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона от 31.05.2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»  адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. В соответствии с п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января2003 г. (в действующей редакции) закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом.

Указанные требования закона адвокат Б. проигнорировал, поскольку, заведомо зная о том, что заявление в П. городской суд от имени А., было написано другим лицом, представил это заявление в судебное заседание. Написание указанного заявления лицом, имеющим доверенность от А., не основано на законе, поскольку действующий УПК РФ не предусматривает участие подсудимой в уголовном процессе через своего представителя. Как профессиональный защитник, адвокат Б., безусловно, осознавал, что представляя в суд заявление, подписанное не А., а ее поверенным, действует незаконно.

Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и указанным Кодексом (п. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января2003 г.

Совет Адвокатской палаты ХМАО и Квалификационная комиссия пришли  к выводу о том, что адвокат Б. умышленно нарушил вышеуказанные нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и подлежит привлечению к дисциплинарной ответственности за то, что заведомо зная, что заявление от имени А., подписанно не подзащитной, а иным лицом, представил это заявление в судебное заседание.

В то же время, Совет Адвокатской палаты ХМАО находит несостоятельными доводы прокурора Г. о нарушениях законодательства, допущенных адвокатом Б. при осуществлении защиты М.

Согласно действующему законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре выбор способа и тактики защиты относится к совместной компетенции стороны защиты, а оценка качества оказанной адвокатом юридической помощи относится к компетенции доверителя или подзащитного. Иные лица, в т.ч., и прокурор, надзирающий за предварительным следствием, не вправе вмешиваться в защиту, осуществляемую адвокатом, а также оценивать эффективность и целесообразность тех или иных действий адвоката.

В рассматриваемой ситуации адвокат Б. действовал в пределах своих полномочий и в соответствии с нормами УПК РФ. Избранные им способы и тактика защиты, а также качество оказанной юридической помощи могут быть оценены исключительно доверителем.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, рассмотрев материалы дисциплинарного производства, заключение квалификационной комиссии и руководствуясь пп.1 п.1 ст.25, пп.1 п.6 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката, принял решение применить к адвокату Б. меру дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.