- Уклонение адвоката от исполнения своей обязанности по оказанию бесплатной юридической помощи Печать

В жалобе В. указала, что является инвалидом II группы и имеет право на получение бесплатной юридической помощи. У нее имеется ряд проблем, для разрешения которых она решила обратиться к адвокатам. Сначала она попала на прием к адвокату М. и попросила ее оказать помощь в приватизации квартиры. М. ей сказала, что для этого нужно много денег и поэтому В. решила обратиться к другому адвокату – Г. Этот адвокат также не взялся ей помогать, а только задавал различные вопросы и требовал написать заявление с изложением всех ее просьб. После Г. В. обратилась к адвокату Д. Этот адвокат сначала проявил активность в намерении обязать собственника жилищного фонда отремонтировать квартиру, а затем ее приватизировать. Он приходил к В. с целью осмотреть квартиру. 6 марта2012 г. она оформила у нотариуса на имя адвоката Д. доверенность на право приватизации ее квартиры и передала ему 5000 рублей на расходы по приватизации. Однако после оформления доверенности адвокат Д. заявил ей, что в неудовлетворительном состоянии квартиры виновата она сама, поэтому он согласен оказать юридическую помощь только  в части приватизации квартиры. Это не устроило В., которая желала перед приватизацией привести квартиру в нормальное состояние за счет собственника жилья. В. считает, что перечисленные адвокаты нарушили ее право на получение бесплатной юридической помощи и просит обязать адвоката Д. возвратить ей 5000 рублей и возместить расходы на оформление доверенности.

Адвокат М. представила письменное объяснение, в котором  доводы, жалобы В. отрицала и указала, что В. однажды приходила к ней, но свое право на получение бесплатной юридической помощи не подтвердила, поэтому адвокат ей эту помощь и не оказала.

Адвокат Г. представил письменное объяснение, в котором  указал, что В. несколько раз приходила к нему с просьбой оказать ей бесплатную юридическую помощь. Адвокат предлагал В. написать письменное заявление, в котором изложить в доступной форме свои просьбы, однако такое заявление В. не написала, в связи с чем, юридическая помощь ей не была оказана.

Адвокат Д. представил письменное объяснение, в котором указал, что В. обратилась к нему за оказанием бесплатной юридической помощи. Она оформила на него у нотариуса доверенность на право приватизации квартиры, а также передала ему 5000 рублей на расходы по приватизации. В процессе общения В. он понял, что ее просьба отремонтировать квартиру перед приватизацией за счет собственника жилого фонда неосуществима. Кроме того, у него испортились отношения с В., так как та стала предъявлять ему претензии по поводу задержки в приватизации квартиры. Д. понимал, что должен подписать с В. соглашение на оказание бесплатной юридической помощи, но решил повременить и еще раз осмыслить ситуацию. Окончательно поняв, что не найдет общего языка с В. адвокат Д. предложил ей возвратить 5000 руб., но В. также настаивала и на возмещении ее расходов по составлению доверенности. Он звонил В., приходил к ней с целью отдать 5000 руб., но всякий раз их общение заканчивалось конфликтом.

Квалификационная комиссия пришла к заключению:

- о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвокатов Г. и М. вследствие отсутствия в действиях адвокатов нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и надлежащего исполнения своих обязанностей перед доверителем;

- о наличии в действиях адвоката Д. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, которые выразились в том, что адвокат приступил к оказанию юридической помощи доверителю без заключения с ним письменного соглашения, а также  уклонился от исполнения своей обязанности по оказанию бесплатной юридической помощи.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.

При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.

Согласно п. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января2003 г., нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом. Доказательств совершения адвокатами Г. и М. таких нарушений  Совету Адвокатской палаты, как и Квалификационной комиссии, не представлено.  Согласно статье 6 Закона Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 16 ноября 2011 года № 113-оз «О бесплатной юридической помощи в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре» для получения бесплатной юридической помощи гражданин вместе с заявлением об оказании бесплатной юридической помощи представляет паспорт или иной документ, удостоверяющий личность гражданина Российской Федерации, а также документ, подтверждающий отнесение его к одной из категорий граждан, имеющих право на бесплатную юридическую помощь. Как видно из объяснений данных адвокатов, а также из жалобы В., она таких документов Г. и М. не представила, в связи с чем, оснований для оказания В. бесплатной юридической помощи не имелось.

Что же касается адвоката Д., то он фактически приступил к оказанию юридической помощи В., но без заключения с ней письменного соглашения, чем нарушил требования п.п. 1 и 2 ст. 25 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.2002 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Причем заключение письменного соглашения требуется и в случаях оказания юридической помощи бесплатно в соответствии с Федеральным Законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» и Законом Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «О бесплатной юридической помощи в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре».

Согласно пп. 2 п. 1 ст. 7 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.2002 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, в связи с чем, отказ адвоката Д. от оказания бесплатной юридической помощи В. следует признать необоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пп. 1 и 2  п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО решил:

1. Прекратить дисциплинарное производство в отношении адвокатов Г. и М. вследствие отсутствия в действиях адвокатов нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и надлежащего исполнения своих обязанностей перед доверителем.

2. Объявить замечание адвокату Д. за нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, которые выразились в том, что адвокат приступил к оказанию юридической помощи доверителю без заключения с ним письменного соглашения, а также  уклонился от исполнения своей обязанности по оказанию бесплатной юридической помощи.