- Изложить факты нарушений закона, если таковые имели место, адвокат должен деловым языком, не допуская некорректных или оскорбительных выражений. Печать

В жалобе начальника УМВД России по г. Б. в  Адвокатскую палату ХМАО указано, что в УМВД России по г.Б. поступила жалоба от адвоката М., в которой он допускал выражения, умаляющие честь и достоинство дознавателя С. Кроме того, жалоба подана М. в защиту В., хотя такой гражданин не является участником процесса по уголовному делу, находящемуся в производстве дознавателя С.  

Рассмотрев представленные материалы на основе принципа состязательности и равенства прав участников дисциплинарного производства, квалификационная комиссия приходит к следующему.

          Согласно пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона от 31.05.2002 года  № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. В соответствии с п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января2003 г., никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных этим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом. Адвокат также не вправе допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения (пп. 7 п. 1 ст. 9 указанного Кодекса).

          Как видно из содержания жалобы, направленной в УМВД России по г. Б., адвокат М. допускал в ней следующие выражения: «о продолжающихся фактах произвола и беззакония со стороны дознавателя С.», «от откровенных бесчинствах разудалой С». По мнению квалификационной комиссии, такие выражения носят порочащий характер и умаляют честь и достоинство дознавателя С.  Квалификационная комиссия полагает, что изложить факты нарушений закона, если таковые имели место, можно иным, деловым языком, не допуская некорректных или оскорбительных выражений. Следует также отметить, что использование приведенных в настоящем заключении высказываний не способствует повышению эффективности защиты.

          Доводы автора жалобы о том, что адвокат М. не мог выступать защитником В. по уголовному делу, по которому последний не является участником процесса, квалификационная комиссия считает несостоятельными. Как видно из материалов дисциплинарного производства, уголовное дело, находящееся в производстве дознавателя С., касается событий, которые исследовались в другом ранее возбужденном уголовном деле. Участником этих событий был В., поэтому уголовное дело, находящееся в производстве дознавателя С., безусловно, может повлиять на права и законные интересы В., хотя бы он формально и не являлся участником процесса по этому делу.

          Квалификационная комиссия также учитывает позицию Конституционного Суда РФ, согласно которой процессуальное положение лица определяется фактическими обстоятельствами и не зависит от того, получило ли это процессуальное положение надлежащее документальное оформление со стороны лица, производящее следствие или дознание.                      

          Учитывая изложенное и в соответствии с пп. 1 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г., квалификационная комиссия дает заключение о наличии в действиях адвоката М. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет Адвокатской  палаты ХМАО, рассмотрев материалы дисциплинарного производства и заключение квалификационной комиссии, принял решение применить к адвокату М. меру дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в не корректном высказывании в адрес дознавателя С.