- Адвокат не отреагировала должным образом на факт насилия по отношению к Б. Печать

В жалобе в Адвокатскую палату ХМАО Б. указал, что адвокат  В. в марте2011 г. была приглашена следователем С. для его защиты в качестве адвоката по назначению органа следствия. Б. возражал против того, чтобы его защищала В., т.к. у него имелся другой адвокат по соглашению Г., однако В. от защиты не отказалась и продолжала участвовать в проведении следственных действий даже после того, как в кабинет следователя пришел адвокат Г. и сказал, что с ним заключено соглашение на защиту Б. Г. также спросил В., на каком основании она, не являясь дежурным адвокатом, участвует в деле. Она ответила, что ее пригласила следователь.  Оперативные работники вывели Г. из кабинета, а В. осталась на следственных действиях. Считает, что В. фактически не оказала ему юридической помощи. Она подписывала все документы, хотя он был с ними не согласен.         

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона от 31.05.2002 года № 63-ФЗ (в действующей редакции) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. Указанные требования закона адвокат В. не выполнила.

Фактически В. способствовала нарушению следователем права на защиту Б., т.к., узнав от адвоката Г. о том, что с ним заключено соглашение на защиту Б., не выяснила у Б., желает ли он произвести замену адвоката.                               Адвокат В. подписала протокол задержания Б., согласно которому его задержание якобы состоялось 16 марта2011 г. в 21 час. 10 мин., хотя фактически он был задержан еще 15 марта2011 г., о чем В. должна была знать.

Адвокат В. не отреагировала должным образом на факт насилия по отношению к Б., хотя, как она сама признает, видела, что у него отекли руки от наручников. Ее просьбу «ослабить наручники» нельзя рассматривать как достаточное средство защиты Б. Квалификационная комиссия считает, что в сложившейся ситуации В. должна была действовать более решительно и зафиксировать видимые телесные повреждения, к коим относятся и отеки рук, в процессуальных документах, расспросить подробно Б. об обстоятельствах получения этих телесных повреждений, потребовать от работников полиции снять наручники, поскольку их применение не вызывалось необходимостью. В. могла использовать и иные незапрещенные законом средства, направленные на защиту законных прав и интересов Б., чего она не сделала.

Часть следственных действий в нарушение норм УПК РФ была проведена в ночное время – очные ставки в период с 22 час. 30 мин до 23 час. 20 мин. и с 23 час. 25 мин. до 0 час. 30 мин. Учитывая, что фактически Б. был задержан еще 15 марта2011 г., следственные действия после 22 час. 16 марта2011 г. не являлись неотложными и вполне могли быть проведены в дневное время. Адвокат В. на допрос Б. в ночное время не отреагировала.

Квалификационная комиссия  на своём заседании усмотрела,  что адвокат В. по отношению к Б. действовала недобросовестно, что привело к нарушению его законных прав и интересов.   Она не предприняла всех возможных и  достаточных мер, направленных на его защиту.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, рассмотрев материалы дисциплинарного производства, заключение квалификационной комиссии и руководствуясь пп.1 п.1 ст.25 пп.2 п.6 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката, принял решение применить к  адвокату адвокатского кабинета В. меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждение за нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре,  Кодекса профессиональной этики адвоката,  ненадлежащего исполнения своих обязанностей перед доверителями и за нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и  неисполнения решений органов Адвокатской палаты ХМАО.