- Ненадлежащее исполнение обязанностей адвокатом Печать

В  жалобе в Адвокатскую палату ХМАО Ш. указывает на то, что она заключила с адвокатом Ж. соглашение на представление ее интересов в суде по гражданскому делу, за что уплатила ему 20 000 рублей. Свои обязательства Ж. не выполнил. В ноябре 2009 года в судебное заседание не явился, а к судебному заседанию, назначенному на декабрь 2009 года, он не подготовился. Просит возвратить неотработанную часть гонорара.

          На заседании квалификационной комиссии Ш. поддержала доводы своей жалобы и дополнила, что в настоящее время в производстве у мирового судьи находится ее исковое заявление к ответчику Ж. о возврате денежных средств, уплаченных по соглашению от октября 2009 года.

           Адвокат Ж. представил письменные объяснения, в которых выразил несогласие с доводами жалобы и пояснил, что в ноябре 2009 года он не явился в судебное заседание ввиду болезни, а в декабре 2009 года был готов идти в суд, но незадолго до процесса Ш. расторгла с ним соглашение. На возврат денежных средств не согласен, т.к. считает 20 000 рублей авансом. Кроме того, он проделал в рамках заключенного соглашения определенный объем работы (составлял документы, делал запросы, проводил устные консультации по телефону) и считает гонорар 20 000 рублей полностью отработанным.

          К объяснению адвокат Ж. приложил копии подготовленных им документов и детализацию телефонных переговоров.

         В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона  от 31 мая2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в действующей редакции), адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.

          Указанное требование закона адвокатом Ж. при оказании юридической помощи Ш. не было соблюдено. Добросовестность адвоката при отстаивании прав и законных интересов доверителя предполагает, по мнению квалификационной комиссии, в том числе, и обсуждение с доверителем правовой позиции по делу, а также тщательное и своевременное ознакомление с материалами дела. Как указано Ш. и не отрицается с адвокатом Ж., последний заблаговременно не обсудил с доверителем предстоящее в декабре 2009 года судебное заседание, не объяснил и не согласовал с доверителем правовую позицию по делу.

          Кроме того, доводы Ш. о том, что адвокат Ж. не был знаком с материалами гражданского дела, подтверждаются справкой судьи П. городского суда.  Факт не ознакомления адвоката с материалами гражданского дела подтверждается также предоставленным квалификационной комиссии адвокатом Ж. ходатайства от декабря 2009 года о применении обеспечительных мер, хотя определением судьи от декабря 2009 года в удовлетворении аналогичного ходатайства уже было отказано.

          О ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем свидетельствует и тот факт, что при направлении в ноябре 2009 года запроса в медицинское учреждение адвокат Ж. не подтвердил своих полномочий, что в итоге привело к отказу в выдаче информации на запрос.

          Доводы адвоката Ж. о том, что сумма уплаченного гонорара является авансом и возврату не подлежит, не основаны на законе и не вытекают из условий заключенного с Ш. соглашения на оказание юридической помощи.

       Квалификационная комиссия на своём заседании усмотрела нарушения в действиях адвоката Ж.

        Совет Адвокатской палаты, рассмотрев материалы дисциплинарного производства,  согласившись с заключением квалификационной комиссии в части выявленных ею нарушений в действиях адвоката Ж. и в соответствии с пп.1 п.1 ст.25, пп.2 п.6 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката, принял решение применить к  адвокату Ж. меру дисциплинарной ответственности в виде замечания за  нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащего исполнения своих обязанностей перед доверителем. Адвокату  Ж. возвратить Ш. гонорар в сумме 20 000 рублей.