- Адвокат не внес вознаграждение, выплачиваемое доверителем в кассу адвокатского образования Печать

        В своей жалобе  И. указала, что в П. городском суде рассматривался спор о наследстве между заявительницей и ее внучкой. В октябре 2008 года суд отказал ей в удовлетворении исковых требований и она оформила на имя адвоката С. доверенность на представление ее интересов в суде, и выслала указанную доверенность в его адрес. Также И. были направлены в адрес адвоката оригиналы документов: судебные решения, справки, выписки из отделов ЗАГСа. За свои услуги С. потребовал заплатить 15 000 рублей, которые были ему высланы переводом. Отправкой документов и денежных средств занималась дочь заявительницы на основании доверенности. По договоренности с И. адвокат С. обязался совершить следующие действия: участвовать в заседании суда ХМАО-Югры, получить кассационное определение и выслать его вместе со всеми ранее полученными документами в адрес  И. Кассационное определение окружного суда было получено С. (с его же слов) в феврале 2009 года, однако заявительнице не было направлено. И. неоднократно созванивалась с С. и просила ускорить высылку документов. С. сказал, что сам подал надзорную жалобу в окружной суд. Тогда И. попросила направить ей копии надзорной жалобы и кассационного определения суда, чего С. также не сделал. После звонка в суд ХМАО-Югры выяснилось, что надзорная жалоба по делу И. в указанный суд не направлялась. И. также посылала в адрес С. телеграмму с требованиями вернуть документы, которую последний получил. В марте 2009 года С. заявил И., что выслал документы. Потом он говорил, что документы ему вернулись, и он их выслал повторно. Когда же И. удалось разыскать С. через своих знакомых, он сказал, что все документы потерял. Деньги в сумме 15 000 руб. возвратить отказался. Из-за утраты документов и пропуска процессуальных сроков И. лишена возможности обратиться с жалобами в вышестоящие судебные инстанции.

          Заявительница просит лишить С. статуса адвоката, вернуть 15 000 руб.,  компенсировать моральный вред, принять меры к поиску документов и получению необходимых решений в П. городском суде.

          Согласно пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона  от 31 мая2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми незапрещенными законодательством Российской Федерации средствами. В соответствии с п. 6 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, адвокат должен незамедлительно возвратить доверителю все полученные от последнего подлинные документы.  Указанные требования закона и Кодекса профессиональной этики адвокат С. не выполнил. Изучение членом Совета Адвокатской палатыы ХМАО материалов гражданского дела по иску И. к Д. показало, что С.  в феврале 2009 года получил в П. городском суде две копии кассационного определения, однако доверителю их не выслал. Даже в случае утраты судебных решений С. имел возможность повторно получить их копии в установленном законом порядке, чего им не было сделано.

          Игнорирование неоднократных просьб И., пожилой больной женщины, выслать ей кассационное определение суда ХМАО-Югры и возвратить ранее полученные документы свидетельствует о бездушном отношении адвоката к своему доверителю. Из-за недобросовестного выполнения С. своих обязанностей и утраты им документов И. пропустила предусмотренный законом срок на обжалование судебных решений в порядке надзора, что, по мнению квалификационной комиссии, следует расценивать как наступление крайне неблагоприятных для доверителя последствий по вине адвоката. Совет Адвокатской палаты ХМАО согласен с таков точкой зрения

  Адвокат С. также нарушил п.п. 1, 2 ст. 25 Федерального закона от 31 мая2002 г. № 63-ФЗ  «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, заключаемого в простой письменной форме. Такое соглашение между С. и И. не заключалось.

Адвокат С. также не исполнил требования п. 6 ст. 25 этого же Закона, в соответствии с которым вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением. Полученные от И. 15 000 рублей С. в кассу адвокатского образования не внесены, документально не оформлены. Данный факт подтверждается справкой из адвокатского образования.

Совет палаты не имеет полномочий на взыскание с адвоката компенсации морального вреда, так как такие требования являются исковыми и могут заявлены в суд в порядке искового производства. Оснований для возврата  15000 рублей Совет не усмотрел, так как указанная сумма была выслана С. М., которая вправе обратиться с иском к адвокату С.

Совет Адвокатской палаты, рассмотрев материалы дисциплинарного производства, заключение квалификационной комиссии и в соответствии с пп.1 п.1 ст.25, пп.2 п.6 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката, принял решение применить к  адвокату С. меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения за нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет палаты не имеет полномочий на взыскание с адвоката компенсации морального вреда, так как такие требования являются исковыми и могут быть заявлены в суд в порядке искового производства.